Сосед

Костя, не заходя в дом, чтобы не запотели очки, крикнул в приоткрытую дверь:
-Тань, иди сюда.
Татьяна выглянула в коридор:
-Что случилось?
-Пойдем скорее, посмотришь, что там можно сделать.
Татьяна накинула пальто и вышла во двор к мужу. Тот уже стоял у калитки, и отряхивал с рукавов снежинки. «Вот и первый снег», – подумала Татьяна, – «ждешь, ждешь его, а он всегда неожиданно».
Костя нетерпеливо посмотрел на жену:
-Ты можешь побыстрее?!
Пока шли к соседнему дому, Костя рассказал, что хотел перехватить деньжат на неделю, чтоб заплатить кредит. Обошел всех соседей – ни у кого нет. Тут увидел в окне деда Юрия Сергеевича. Даже удивился, что последнее время вообще забыл про него – дед и раньше был незаметным, а после смерти бабки вообще стал невидимкой. Еле достучался – дед плохо слышит, и когда все-таки открыл, Костя, от увиденного, забыл за чем пришел.
-Что там случилось-то? – спросила Татьяна.
-Это надо видеть, – ответил Костя. И, открывая дверь соседа, громко сказал, – Юрий Сергеевич, это мы.
Татьяна переступила порог и остановилась потрясенная. В комнате холодина! Вещи валяются вперемешку с газетами. Все это обгажено кошками. На полу слой грязи, но, грязь какая-то случайная – от разлитой и растоптанной еды, рассыпанной золы. Юрий Сергеевич сидел на стуле за столом у окна. Чуть сбоку в углу висели украшенные искусственными цветами обсиженные мухами образа. Юрий Сергеевич был одет в рваную телогрейку, валенки и тонкие трикошки с большими дырками на коленях. Давно не стриженные седые волосы клочьями торчали в разные стороны, равно, как и борода. Он сидел, выпрямив спину и с достоинством сложив руки на коленях. Давно не стриженные толстые ороговевшие ногти, походили скорее на когти. Дед склонил голову в приветствии и, опять же с достоинством, произнес:
-Здравствуйте.
По взгляду мимо нее, Таня поняла, что Юрий Сергеевич не видит.
Костя растерянно повернулся к жене:
-Что делать?
-Печку топить, чего еще?! Юрий Сергеевич, вы давно кушали?
Сосед застеснялся и неуверенно ответил:
-Я готовлю себе на плитке. Только она сломалась. Я сейчас все починю и приготовлю.
Через комнату от старенькой двухкомфорочной электрической плитки до розетки у двери тянулся провод, который использовался в качестве удлинителя. Он оканчивался двумя оголенными концами и был порван по середине, видимо, Юрий Сергеевич запнулся. Татьяна с Костей молча переглянулись, и вынесли провод из комнаты в сенки подальше от греха.
-Я сейчас быстренько что-нибудь сварю, – сказала Татьяна, и поежилась от вспыхнувшего в глазах деда голода. И тогда она не стала искать, что есть из припасов – наверняка выбор небольшой. Сбегала домой, принесла чашку борща, хлеба, да шоколадных конфет к чаю.
Когда Татьяна укладывала переодетого и разомлевшего от еды и тепла Юрия Сергеевича в кровать, он, сказал:
-Спасибо, Анастасия Федоровна, дорогая моя жена. Как хорошо, что ты вернулась. Я так скучал. Теперь все будет хорошо.