Два этюда после праздника

Сегодня 8 марта, хотя нет, уже 9-е. Ольга сидит на диване, а её муж в соседней комнате. Наверное, спит. Они поссорились. Он хотел подарить ей золотую цепочку, да с деньгами не заладилось, и он не смог купить цепочку к празднику. Видит Бог, он старался: он предполагал, что на работе зарплату могут задержать, поэтому взял подработку, но там его прокатили с оплатой. В результате, расстроился, накричал на жену из-за ерунды. Ольга разобиделась и замолчала. Она всегда замолкает, когда они ссорятся. Она может не разговаривать с ним и день, и два, и больше. И чем дольше молчит, тем до боли хочется поговорить… но сейчас они в самом начале ссоры, и вся боль ещё впереди. А пока, Ольга сидит на диване и ненавидит 8-е Марта.




Ирина – оператор службы доверия. И ей по графику выпало работать в ночь с 8-го на 9-е марта. Она была готова к звонкам одиноких женщин, но совсем не готова к другим многочисленным звонкам. Таким, как этот:

– Девушка, здравствуйте. Надеюсь, вы меня поймете. В нашей стране по статистике на одного одинокого мужчину приходятся трое одиноких женщин. Вокруг столько одиноких женщин! Сегодня 8-е марта, нет, уже 9-е. А я один в квартире. 8-е Марта! А я – один… понимаете?

Ирина выслушивала мужчин. Исповедь за исповедью, и понимала, что она ничего не понимает. Принято жалеть одиноких женщин. Об этом говорят, об этом знают, что-то предпринимают… и вообще, женщины неплохо с этим справляются. И мало кто догадывается о том, что «нет повести печальнее на свете», чем повесть о мужчине, который остался ночью 8 Марта в одиночестве.