Конец Начала Новой Эпохи

Тишину Центра Управления Временем внезапно взорвал крик дежурного оператора Степаныча, круглолицего и добродушного обычно человека:
– Петруха! А ну иди сюда, паршивец!
Не получив ответа, Степаныч грохнул кулаком по столу:
– Петруха, твою мать, иди сюда, не то голову оторву!
Из дальнего угла выполз взъерошенный молодой человек в круглых очках. Дежурный техник Петруха. Он с трудом поднялся и неуверенно подошёл к Степанычу.
– Не кричи… Пожалуйста. Я после вчерашнего празднования Конца Начала…
– «Не кричи! Не кричи!» Ты посмотри! Что это?!
Техник глянул на монитор преобразователя многовероятностного будущего в единственно реальное прошлое.
– Ох, до сих пор в глазах двоится, – проговорил Петруха, поворачиваясь к Степанычу. Но едва глянул на него, и остатки хмеля вылетели из головы. Он снова посмотрел на монитор. Вместо одной линии, обозначающей прошлое, было две. Петруха бессильно опустился в кресло.
– Что это? – спросил он.
– Это я у тебя спрашиваю, что ЭТО!
– Два прошлых…
– Вот именно. Люди и с одним-то разобраться не могут, а тут два. Это же всеобщее раздвоение личности и повальная шизофрения. Признавайся, что ты сделал?
– Почему я?
– Потому, что это ты у нас гений. Гений-отморозок.
– Ну, когда вчера Светка приходила…
– Что?! Ещё и посторонние в операторской! Если начальство узнает… Нас в лучшем случае просто уволят.
– Но ты же не скажешь…
– А тут и говорить ничего не надо, – прорычал Степаныч и ткнул пальцем в монитор.
– Да, дела. А что, если, того. Ну, одну линию стереть.
– А вдруг полную распечатку посмотрят? Всё же записывается.
– Они что, не люди? Они же тоже Конец Начала праздновали. А пока все выходные закончатся, столько всего накопится…
– Не знаю… Только как её сотрёшь-то?
– Устроим какую-нибудь аннигиляцию или там, чёрную дыру, или, на крайний случай, – взрыв сверхновой.
– Думаешь, получится?
– А то! – воодушевился Петруха и быстро нажал несколько кнопок, потом щёлкнул рубильником. В следующий момент одна линия потухла. – Есть!
Но, пару раз мигнув, пропала и вторая.
– Вот тебе и начало конца, – сказал Петруха и в ужасе посмотрел на Степаныча. А тот уже занёс кулак для удара. Но ударить не успел, поскольку в это самое мгновение исчезло всё, в том числе и начальство, которое так и не узнало об этом происшествии.